Чай из утренней росы Часть 29

А я постарался успокоить обеих сестёр и обратился ко всем:

— Ничего-ничего, мне не трудно ответить и объяснить, потому что я скажу сейчас неоспоримую правду и только правду, коснувшись физиологии моего поступка и вполне понятного инстинкта. Суть мужской природы такова, что когда у самца с п р а в е д л и в а я ж и з н ь отбирает самку, его плоть начинает беситься и бунтовать, происходит необратимый физиологический процесс, который может довести мужчину-самца до крайнего помешательства. Оставшись один, без Ольги, без ощущения сексуального комфорта я был на грани сумасшествия своей плоти и бросился на Наталью как невменяемый зверь, но ничего не мог сделать наперекор своему природному желанию. Я виновен лишь в том, что беспредельно распустил руки и за это прошу прощенья у милой Натальи, хотя в такой известной ситуации между мужчиной и женщиной, наверное, не может быть мирного исхода, — секунду помолчав, я закончил вполне эксцентрично. — Я не знаю, что ещё добавить: чтобы вы поверили: хотите, я откушу кусок бокала, прожую и проглочу? . .

— Зачем же кусок?! — с радостным ехидством заметил Юрий Семёныч. — Ты сожри целый бокал, тогда поверим!

— Прекратите! — громко оборвала Наталья то ли Юрия Семёныча, то ли нас вместе, а затем тихо сказала. — Костик, я принимаю твоё извиненье, оно было очень обосновано, конкретно и понятно, я тебя прощаю.

— Спасибо, — ответил я и покорно склонил голову.

— А вот мне вдруг стало жалко такую слабую незащищённую мужскую природу! — осудила Тамара Петровна, аппетитно доедая чёрную ветку винограда. — Эх, до чего же вы хлипкие нытики, мужчины! Слушая Костика, я восторгалась нами, женщинами, мы в силах выдержать любые невзгоды нашей плоти, мы терпеливы и суровы! И многие из нас несут на своих слабых плечах тяжелейшее бремя одиночества и не стонут, не плачут, не рыдают! Но ты, Костик, достойно вышел из трудного положения, говорил всё честно как на духу, не боясь выглядеть униженным и оскорблённым! В этом ты молодец! У меня к тебе больше нет вопросов!

— Зато у меня остаётся куча вопросов, решить которые без помощи кулака я всё же не вижу никакой возможности! — не унимался Юрий Семёныч, швырнув на тарелку обглоданный огрызок яблока.

Ольга прикрикнула:

— Юрий Семёныч, а может хватит махать кулаками как пьяный извозчик в ресторане?!

Если бы она только знала как вовремя и своевременно прозвучали её слова. Не теряя ни секунды, я тут же выдал своё заготовленное предложение:

— Кстати, я ото всего сердца приглашаю вас в ресторан. Этот день моих извинений я бы хотел отметить по полной программе.

— В ресторан?! — Тамара Петровна даже рот приоткрыла.

Ольга с Натальей вздёрнули брови.

Юрий Семёныч противно хмыкнул:

— Разгулялся «сынок»!

— Да, разгулялся, потому что чувствую очищение души, и хочу настоящего праздника вместе с вами. Я приглашаю в тихий уютный загородный ресторан, уже заказан столик, нас ждут ровно через два часа, и настоятельно прошу не отказывать мне.

— А почему загородный? — с интересом спросила Ольга.

— А потому что он находится совсем недалеко от нашей с тобой дачи, Оленька. «Соколиное гнездо». Ты о нём не знаешь, но когда побываешь, не захочешь уезжать. Я подумал так: если загуляем допоздна, а загуляем наверняка, то очень быстро и без проблем доедем до нашей фазенды на моей машине, переночуем и отдохнём на природе, к тому же отец может абсолютно не утруждаться и оставить свой Lend Rower здесь.

Юрий Семёныч подавился виноградом, желая что-то грубо ответить, но восторженная Наталья опередила его:

— Ой, как здорово! Я «за»!»За»!»За»! — она схватила бутылку и стала наливать шампанское во все бокалы.

— Я тоже «за»! — хлопнула в ладоши Ольга. — И все остальные, пожалуйста, поддержите Костика и нас с сестрой!

— Между прочим: я не против: но это так неожиданно: — в раздумье сказала Тамара Петровна, потом улыбнулась и погрозила мне пухлым пальчиком. — Ах ты, затейник! Ах, затейник! Мне же надо успеть надеть свой выходной костюмчик, вы все при параде, а я?!

— Юрий Семёныч, — обиженно спросила Наталья, — вы почему молчите? Вы разве меня не поддержите?

— Что «Юрий Семёныч»? . . Юрий Семеныч, пожалуй, поедет. Мне, чёрт возьми, интересно посмотреть, чем закончится этот цирк-шапито. Минуточку, а что за меню в этом райском ресторане?! Огласите, пожалуйста, примерный список!

Я быстро и вкусно огласил по памяти:

— горячие жульены в сметанном соусе и горчичном пюре;

— хрустящие кольца кальмаров с болгарским перчиком;

— салат «Цезарь» с креветками и луком парей:

— баварская мясная закуска с помидорами черри и цветной капустой;

— запечённая осетрина с хреном и ананасом;

— филе лосося на гриле с тушёным картофелем и шпинатом;

— свиная ножка «Айс Бан» с морковной приправой;

— утиная грудка с картофельным пюре на майонезном соусе и ореховым маслом;

— ягнячьи рёбрышки с гречневой кашей, сваренной на курином бульоне;

— говяжье карпаччо с зелёными листьями салата, пармезаном, соусом песто и оливковым маслом;

— говяжий стейк с беконом, запечёнными фасольками, картофельными ноки и соусом грейпфрута;

— нежный десерт из сыра с малиновым соусом;

— штрудель яблочный;

— мятовый крем-брюле с ананасом и клубникой в горячем коньячном или карамельном соусе:

— Достаточно! — прервала довольная Тамара Петровна, хлебнула шампанского и встала. — Так, я бегу одеваться! Оля, доченька, идём со мной, подскажешь!

Ольга опёрлась руками о край стола, быстро поднялась, ловко и привычно подкинула костыли под мышки и поскакала за мамашей.

— Костик, — вскочила Наталья. — Ты можешь зайти ко мне? — и стремительно зашагала в смежную комнату.

А Юрий Семёныч, пользуясь моментом, тихо прошипел в мой адрес:

— Это ресторанное меню ты будешь сегодня хавать в последний раз, жди повестки из милиции, тебе там приготовят другие блюда на несколько лет вперёд.

Я глотнул шампанского и спокойно ответил, уходя за Натальей:

— Жизнь везде прекрасна, отец: и в ресторане, и в тюрьме, и на том свете, к ней надо только приноровиться: к жизни:

Он скрипнул зубами и что-то яростно прорычал, но я не расслышал, уже был в другой комнате, Наталья прикрыла дверь и с волнением спросила:

— Ты наверно сильно расстроен, что я показала видеозапись?

— Ничуть, это — твоё право. Была, значит, необходимость.

— Была. Ты бы знал, как убивалась Ольга, что обманула кристально чистого Костика, мне казалось — она вот-вот сойдёт с ума прямо на моих глазах, и я вдруг подумала: Ольгу необходимо чем-то успокоить и прекратить истерику, но чем успокоить? И я: прости меня, Костик: включила видеозапись, рассказав Ольге о твоём якобы ужасном поступке, и ты не можешь представить, как ей тут же стало легче, невероятно легче.

— Немудрено, ты всё верно просчитала в этот критический для неё момент. Ольга наглядно увидела чёрные пятна в моей кристально чистой душе и успокоилась, перестав себя терзать. Зачем терзаться, когда он сам здесь ТАКОЕ творил — сестру хотел изнасиловать. Ты правильно сделала, вот только зачем другим показала?

— Я ничего другим не показала.
Мы настолько увлеклись, что не заметили, как сзади нас стояли и тоже смотрели мама с Юрием Семёнычем, я тебя не обманываю, Костик. Да, это — моя оплошность, я вовремя не успела выключить.

— Ладно, мне уже всё равно: в принципе: — и я поглядел на часы. — Ого! Однако время-время-время! Надо двигать, не опоздать бы! . .

Моя «Honda» мчалась где-то в районе Ледового Дворца, вырываясь к Ленинградскому шоссе.

На часах приборного щитка — 16: 50, в голове — одна и та же фраза: «Однако время-время-время!».

Справа от меня в соседнем кресле — Ольга, она прижимала к себе костыли, вытянув ноги.

Сзади — Юрий Семёныч, Наталья и Тамара Петровна.

Вся «божья семейка» , включая «отца» , была достаточно пьяна. Они тянулись белыми бумажными стаканами к Юрию Семёнычу, а тот разливал Итальянское вино и голосил на весь салон:

— «Я так могуче стану петь любовь,

Что в гордой груди тысячью желаний расшевелю

И тысячью мечтаний воспламеню бездейственную кровь!»

Петрарка.

— Костик, — торопливо сказала Ольга, протянув ко мне наполненный стакан, — быстро поверни нос, одна секунда!

Я повернул, хотя совсем не хотел этого делать, она дотронулась до него стаканом и с восторгом добавила:

— За нас с тобой!!!

«Смело сказано!» , — мелькнуло в голове, и я снова посмотрел на часы, а потом резко прибавил скорость.

«Однако время-время-время!».

Никто с пьяна не заметил, как «Honda» рванула быстрей и летела вместо Калужского шоссе по Ленинградскому — совсем в другом направлении от ресторана и моей дачи.

Вокруг меня витал какой-то шумный разговор, невыносимый идиотский смех Юрия Семёныча, гоготанье Тамары Петровны и хихиканье сестёр.

— Костик! Костик! Костик! — услышал я и поглядел на верхнее зеркало.

Хмельная Наталья неугомонно звала сзади:

— Костик, послушай! А что означает «Honda» с японского?! Ты мне однажды объяснял, помнишь?! Так здорово: коротко и всё понятно!

— А мне тоже объяснял! — ревниво сказала Ольга. — Костик, скажи ещё раз, у тебя так классно получалось!

Я сказал:

— В основе японской машины «Honda» лежит принцип сохранения гармонии между людьми, что позволяет наслаждаться вождением в полной мере.

Юрий Семёныч злорадно заметил:

— С наслаждением! Ха-ха! Особенно на наших чёртовых дорогах! Для них нужен «Lend Rower» — как трактор, как танк!

— Это же светлый образ совершенства, Юрий Семёныч! — пояснила Тамара Петровна. — Вы же художник, должны понимать!

— Я прекрасно понимаю, дорогая вы наша! Не дурак! Я только не могу понять, почему у такого светлого образа японской машины такой далеко не светлый образ её хозяина!

Я ничего не ответил, молчал и терпел.

— Юрий Семёныч, — подсказала окосевшая Ольга, — бросьте грубить Костику, давайте-ка лучше продолжим пьянку! — и протянула назад свой бумажный стакан. — Наливайте ещё и читайте стихи о любви!

— Правильно! — поддержала Тамара Петровна, подставила свою бумажную тару и развязано крикнула. — Хочу выпить за Петрарку, Шекспира, Бальмонта, Брюсова! Даёшь любовь! — и вдруг присосалась своими губами к губам Юрия Семёныча.

Он трепыхнулся пару раз, оторвался от неё и заржал радостным смехом:

— Охо-хо-хо!!! Ой-ёй-ёй!!! Вот это МАМОЧКА!!! — потом разлил в стаканы вино и провозгласил. — Брюсов!!! Для нашей любвеобильной МАМОЧКИ!!!

И прочитал:

— «Как любил я, как люблю я эту робость первых встреч,

Эту беглость поцелуя и прерывистую речь!

Как люблю я, как любил я эти милые слова,

Их напев не позабыл я, их душа во мне жива!

Я от ласковых признаний, я от нежных просьб отвык,

Стал мне близок крик желаний, страсти яростный язык,

Все слова, какие мучат воспалённые уста,

В час, когда бесстыдству учат ТЕМНОТА и НАГОТА!!!».

— Браво!!!

— Класс!!!

Уже темнело.

Я, наконец, свернул на лесную просеку, и с этого момента время поскакало с неимоверной быстротой, громко тикая в голове как мой дачный будильник.

А Наталья — чуткая крыса — вдруг огляделась по сторонам, потом стала пялиться в лобовое стекло и удивлённо спросила, перегнувшись ко мне:

— Костик, а куда мы приехали, Боже? . . Это же та самая просека, а впереди железные пути, где ты хотел броситься:

— Ты явно ошиблась! — ответил я и дал по газам.

Из-под колёс хлёстко рванулась грязь вперемешку со снегом.

— Точно, Костик, это то самое место: Зачем мы здесь? . .

— Ты ошиблась, говорю! Ошиблась! — прикрикнул я. — Мы сейчас перескочим пути и сократим дорогу! — и упорно продолжал гнать машину на рельсы.

— Какую дорогу? . . Мы никогда не ездили в сторону дачи по этой дороге: Боже, куда ты? . . — и она вцепилась в мою руку.

— Пусти! А ну, пусти! — я грубо откинул Наталью назад и случайно задел её по носу, она громко завизжала.

А Юрий Семёныч противно заорал, пытаясь ухватить моё плечо:

— Эй, водила, полегче! Щас как тяпну!

И в этот момент «Honda» подпрыгнула, сотрясая всех сидящих, и плюхнулась своей серединой на одну из рельсов железных путей — точно как я хотел, как и задумал раньше, она прочно застряла. Мгновенно выдернув ключ зажиганья, я словно каскадёр вылетел из машины в заранее приоткрытую дверь, сильно прихлопнул её обратно и нажал жёлтую кнопку на брелоке, намертво перекрыв не только двери, но и окна, всё свершилось в какие-то считанные секунды

Вдали раздался до боли знакомый и тревожный вой сверхскоростного поезда САПСАН.

Я кинулся к носу машины, быстро вытащил из кармана отвёртку и дрожащими руками стал откручивать винты переднего номера, освещённые тусклым светом придорожного фонаря.

Казалось, что САПСАН уже был совсем близко, оглашая окрестность невыносимым стоном.

Я метнулся к багажнику и принялся снимать задний номер, но винты с гайками как назло заели, тогда я схватил валявшийся камень и начал нещадно колотить, задыхаясь от бешеной спешки, номер наконец-то поддался.

Юрий Семёныч безнадёжно долбил кулаком по приборному щитку, желая добраться до проводов зажиганья. Наталья и Тамара Петровна с безумными лицами колотили руками в стекло и что-то истерично орали мне, а Ольга пыталась подняться на костылях, но ударялась головой о крышу машины и падала.

Яркий луч убойного САПСАНА насквозь резанул машину и выкрасил в бордово-жёлтый цвет.

От дикого ужаса надвигавшейся смерти меня всего колотило, раздирало душу и сердце, но я собрался с силами и прошептал сухими губами:

— МУДРОСТЬ И ДОБРОДЕТЕЛЬ ПРЕОБРЕТАЮТ НОВЫХ ЛЮДЕЙ, — и побежал прочь, спотыкаясь, падая и слыша за спиной пронзительный визг САПСАНА.

Почти у самого шоссе я свалился в сугроб снега, и вдруг там, на рельсах раздался мощный удар, а за ним — взрыв, звук которого разлетелся по всему лесу.

Я поднял заплаканное лицо и увидел пламя огня отброшенной машины и летящие в разные стороны куски железа, а смертельный САПСАН, не имеющий право тормозить свой сумасшедший полёт, проскочил дальше, протянув за собой длинную линию светящихся вагонов и сохранив сотни жизней своих пассажиров:

Главный редактор Пчелинцев сидел в своём кабинете с чашкой чёрного кофе и увлечённо дочитывал последние страницы романа под яркой настольной лампой:

«Слуга Ван Ши Нан осторожно раздвинул бамбуковую штору, вошёл в библиотеку, поклонился, поднеся ладони к лицу, и произнёс одно лишь слово, что означало полную готовность выполнить приказ:

— Император!».
..

Император закрыл книгу, приподнялся с ковра и приветливо сказал:

— Да-да, дорогой Ван Ши Нан, проходи.

Слуга удивился такому мягкому тону и шагнул ближе, бровь его дёрнулась.

Император доверительно продолжил:

— Я вот что намерен сегодня сделать: буквально через час, когда солнце начнёт клониться к закату, хочу отправиться в короткую прогулку на своём императорском корабле по нашей чистой Жёлтой реке.

Слуга опять поклонился.

— Я прошу тебя передать моё искреннее приглашение отправиться со мной Главного министра Чжоу Дуня, министров Чан Буя, Хуан Мия, Ухай Ли, Главного Дворцового лекаря Сан Гуана, сестёр-наложниц Май Цзе и Юй Цзе. Я естественно приглашаю и тебя, Ван Ши Нан.

— Верный слуга всегда с Вами, император!

— Я не о том. В данный момент ты приглашён не как слугу, дорогой мой, а как почётный гость, — император даже приятно улыбнулся.

Ван Ши Нан был несколько озадачен:

— Это для меня так неожиданно: «как почётный гость» :

— Я уверен, что подобная неожиданность будет и для всех остальных, потому что во время прогулки я намерен сказать очень тёплые, очень важные для меня слова, хочу кое в чём извиниться: да-да, извиниться: и поговорить о нашей дальнейшей жизни и процветании государства на правах друзей равных между собой.

Ван Ши Нан насторожился и проговорил:

— Осмелюсь заметить, император, что такой разговор на Вашем корабле будет чрезвычайно лестным для всех, но подобает ли Вам извиняться? . .

— Подобает-подобает, — сердечно ответил император, и по-дружески дотронулся до руки Ван Ши Нана, — мой милый, когда голову озаряет гениальная мысль о будущем, извиняться подобает даже императорам.

Слуга недоверчиво спросил:

— Мне, значит: идти приглашать? . .

— Иди-иди, и ровно через час я всех жду на причале.

— А что прикажете взять из тёплых вещей, всё-таки: вода? . .

— Не утруждай себя, Ван Ши Нан, успокойся, я всё возьму сам, ты же едешь как почётный гость.

— А-а, ну да: Значит, я пошёл приглашать? . . — повторил слуга.

— Иди-иди, мой самый преданный человек, иди. И прошу тебя: развей свои сомненья, я абсолютно искренен перед тобой.

Ван Ши Нан поклонился и вышел:

Однопалубный деревянный корабль, скорее похожий на огромную лодку, мирно покоился у причала тихой Жёлтой реки, где угасающие лучи заходящего солнца всё ёщё радостно отражались и блестели на поверхности воды, словно металлические бляшки.

Длинные вёсла, поднятые высоко вверх, торчали из круглых отверстий борта и напоминали собой большое крыло с толстыми перепонками.

Причал был украшен жёлтыми лентами и красными бумажными фонарями, которые слегка колыхались от малейшего дуновения предвечернего ветерка.

Около широкого трапа, соединявшего корабль с причалом, в окружении охраны и Главного Инспектора стоял сосредоточенный Император и ждал приглашённых лиц.

— Император! — громко воскликнула Чау Лю, возглавляя торжественное шествие. — Я просто-напросто польщена, что Вы пригласили меня не в качестве законной жены, а как почётного гостя! — она подошла ближе и добавила. — Мне это очень нравится, нет слов, приятно и неожиданно! Ах, император: — и Чау Лю сочувственно покачала головой, — если бы раньше как сейчас Вы бы открыли во мне не только жену, а кое-что другое:

Император быстро взял её ладонь и положил на свою грудь.

— Моя любимая, моя верная жена, — сказал он ласково, — по закону ВЕЛИКОГО БУДДЫ ты создана моим звучным эхом, ты — эхо мужа.
Но не всегда твой муж слышал его. Он порой был очень глух к своему родному отзвуку. Прости меня, Чау Лю, извини мои глупые уши.

— Хорошо-хорошо, я извиняю глухого мужа, — она улыбнулась. — У тебя сегодня вечер извинений?

— Что-то вроде этого: Я, кажется, пришёл к истине:

— Мне нравится твой тон и твоё небывалое обращение ко мне. Я надеюсь, что за праздничным столом мы продолжим тему извиненья?

— Конечно, непременно: — и он крикнул охране. — Проводить почётного гостя Чау Лю за праздничный стол!

Она очень довольная усмехнулась, нежно поскребла пальчиком по его щеке и пошла по трапу следом за охранником.

Перед глазами императора уже вырос Чжоу Дунь — молодой, красивый и стройный. Он быстро занял место Чау Лю и поклонился, поднеся ладони к лицу.

— Мой дорогой Чжоу Дунь, — с неподдельным откровением сказал император. — Для меня большая радость, что Вы приняли моё приглашение.

Чжоу Дунь ответил и в шутку и всерьёз:

— Покажите мне того, кто откажется от ваших приглашений?

— Да-да, — кивнул император, — вы умны, прозорливы, вы прекрасно знаете своё дело, я вас недооценивал, извините. Я иногда был мнителен и недоверчив к Вам, а история с наложницей Май Цзе вообще не имеет никакого отношения к моему Главному Министру. Я напрасно отправил Вас к лекарю, всё это было неверно и неправильно со стороны императора, таких помощников как Вы мне никогда не найти: извините и простите, Чжоу Дунь:

Главный Министр ловко сыграл смущение:

— Я: я даже не знаю, что ответить: промолчу — не так поймёте, скажу «извиняю и прощаю» — тут же попаду во Двор Пыток, кто же такое осмелится говорить императору? . .

У нас также ищут:

Друзья устроили оргию на вечеринке, Красивая блондинка с крупной грудью потрахалась в машине, русские бабы ебут мужиков в жопу страпоном, трахнул соседку бесплатные ролики, смотреть онлайн домашнее порно сквирт, в пятером одну ебут, киру найтли ебут, подсыпали снотворного и выебали, Брюнетку ебет у бассейна, затем в спальне, инцест сын принудил мать к, смотреть порно видео трахнули, У миниатюрной телки оказалась глубокая попка, порно где жестко ебут, ебут молоденькую фото, русский порно инцест в нд качестве, брат с другом напоили сестру и трахнули, целка скачат бесплатно, отца не было дома и сын трахнул мачеху, порно геи инцест онлайн смотреть бесплатно, i инцест мама пожалела сына, выебала саседа, трахнуть полячку, жестко трахнул зрелую тетю, порно инцест безкоштовно, порно двое ебут одну смотреть онлайн, Милашка прыгает на пенисе сверху и громко кричит

Читайте также:

error: Content is protected !!